Criteo о рынке мобильной коммерции

Рынок мобильной рекламы растет приличными темпами, но пока ограничен разработчиками приложений, покупающими загрузки у других разработчиков приложений. Что представляет из себя неплохой бизнес для тех, кто в нынешних условиях может продавать эти загрузки.

image

Но подвержен сезонным колебаниям и зависит от входа новых игроков, так как возможности брать денег за повторную загрузку продукта в условиях сегодняшних магазинов приложений нет.

На этом фоне мобильная коммерция выглядит как весьма неплохая платформа для развития мобильной рекламы, так как купив один переход, торговая площадка завтра вернется за вторым. Проблема лишь состоит в низкой конвертации торгового трафика на мобильные сайты, где покупатели вроде как и рады были бы чего-то приобрести, но в рамках своего мобильного браузера и экранной клавиатуры вынуждены заново вводить всю личную и всю платежную информацию.

Свет в конце тоннеля есть – мобильные браузеры вроде как в последнее время предпринимают такие шаги как запоминание паролей и их синхронизацию между мобильными устройствами и компьютерами, да и разработчики мобильных платформ явно нацелились на рынок платежей – ситуация, где через Apple Pay и Android Pay можно рассчитаться в оффлайновом магазине, но нельзя в Web-форме на мобильном сайте продавца, продлится недолго.

Criteo опубликовала свой анализ и прогноз рынка мобильной коммерции. Тезисы следующие:

  • Для некоторых ниш мобильная торговля более интуитивна, чем для других
    image
  • Рекомендация из разряда “также неплохо, чтобы сайт работал” – те, кто оптимизируют под мобильные экраны, получают более чем вдвое высокий коэффициент конверсии
    image
  • Несмотря на то, что большинство предпочитает мобильный бразуер приложению от онлайн-торговца (которое надо еще найти и загрузить), приложения конвертируются лучше. Оно и понятно – пользователь его уже загрузил (и может быть не спрятал сразу в папку подальше) и иконка служит как напоминанием, так и визуальным стимулом. В особо оптимистичных сценариях пользователь может даже залогинился, чем избавился от необходимости вводить платежную информацию каждый раз, что резко ускоряет процесс покупки
    image
  • Наличие приложения и логина в него немаловажно еще и по другой причине – в 40% случаев пользователь начинал проявлять свой покупательский интерес на одном устройстве и заканчивал его на другом:
    image
  • Данные по покупкам с планшетов и телефонов варьируются по странам:
    image

Инвестиционные паттерны биткоина

  1. Добыча полезных ископаемых
    • Ряд компаний с простой бизнес-моделью – накупить железа, добывать биткоины, по ходу выплачивать инвесторам деньги.
      • BitFury – основана вроде как в Украине, переехала вроде как в Грузию, где подняла восьмизначный раунд. Тщательно скрывает своего основателя Валерия Небесного (имя, возможно, выдумано), который ввиду своего раннего участия в проекте накопил обильные активы в биткоинах и светить свое имя и физическое место проживания, понятное дело, не особо желает.
      • 21e6 – математик из Стэнфорда, разработал свой чип для добычи биткоинов, с адресом в Сан-Франциско поднял $5 млн, в котором кажись поучаствовала Andreessen Horowitz, так как основатель компании сменил должность с преподавателя Стэнфорда на партнера в A16Z, особо себя нигде не светит.
      • KNCMiner – работает в Швеции, там же закупила землю для строительства своего кластера, который будет охлаждаться суровыми скандинавскими ветрами.
    • Та же модель, но риск закупки железа переносится на потребителя, которому продается высокоспециализированное оборудование.
  2. Кошельки и пр.
      • Coinbase – централизированный кошелек с паролем, дополнительной авторизацией и прочими фишками для тех, кто считает, что основной кошелек у него наверняка украдут
      • Xapo – хитрый кошелек для тех, у кого много биткоинов, поддерживает хранение ключей в оффлайновом режиме
      • BitGo – кошелек, но для организаций, поддерживает такие вещи как уровни доступа, возможность ограничения расходов за какой-то интервал времени, multisig-вариант кошелька
      • ChangeTip – микро-транзакции, упор пока не не крупных издателей (типа New York Times), которым можно заплатить 5 центов за доступ к статье, а рядовым пользователям и блоггерам (включая автора этого блога)

  3. Коммерческое применение
    • Продажа онлайн-торговцам механизма приема и ликвидации биткоинов, денежные переводы b2b
      • BitPay – стандартный набор виджетов и интеграций, принимайте биткоины на сайте, считайте доллары на своем банковском счету
      • AlignCommerce – международные платежи между компаниями, типа американская компания выписывает счет в долларах, ее испанский клиент видет выписанный счет в евро, платит со своего банка, AlignCommerce переводит евро в биткоины, биткоины в доллары и пару секунд спустя доллары уходят американскому поставщику
    • Личные денежные переводы за границу, тут бизнес долгое время лежал на поверхности, но вскоре был замечен соответствующими органами различных стран, которые потребовали соответствующего лицензирования, чего не каждый стартап выдержит
      • Coincove – переводы между США и Мексикой
      • Artabit – внутренние переводы внутри Индонезии
      • Rebit – куча стран и получатели в Филиппинах
      • Abra – только запустилась, поддерживает все страны, если хотите открыть обменник у себя, то записывайтесь на сайте
      • BitPesa – переводы в африканские страны
      • TransferWise – самый громкий из всех стартапов, так как поднял раунд, оценивший компанию уже в миллиард долларов, поддерживает ряд стран, среди инвесторов – Andreessen Horowitz и Ричард Брэнсон
      • Romit – перевод с банкоматов компании Robocoin, хотя банкоматов пока всего 34
      • cash2vn – переводы во Вьетнам
      • BitSpark – тоже делает всемирную сеть обменников, желающие могут записаться в очередь
  4. Стадия третья – Blockchain
      • Mirror – поднял $8,8 млн, в числе участников проекта – Ник Забо, который по многим подозрениям и является Сатоши Накамото.
      • Ethereum – платформа и набор базовых инструментов для создания умных контрактов, идея и воплощение канадца Виталика Бутерина.
      • EverLedger – блокчейн для страховой индустрии, вроде как идея состоит в создании громадной базы данных клиентов страховых компаний
      • SmartContract – контракты, которые живут на блокчейне (правда, не основном, а своем), с интерфейсом, понятном любому нормальному пользователю.
      • Blockai – публикация документов поверх блокчейна, предоставление доступа за счет микро-транзакций

Вроде как первопроходцы из первой стадии успели заработать, но ввиду прыгающего курса BTC варианты, где риск перекладывается не плечи покупателей оборудования, не самые рабочие. В прошлом году BitFury подняла раунд в $20 млн, т.е. инвесторы в инфраструктурной области остаются оптимистами, ну и в случае банкротства подобных проектов дата-центр, состоящий из специализированного оборудования можно попытаться кому-то продать. Скажем, Насдаку, который проанализировал блокчейн и нашел некоторые его моменты полезными.

Инструменты для кошельков и транзакций два года назад были пределом мечтаний инвесторов, сегодня же былой активности не увидишь – то ли рынок быстро консолидировался, то ли бизнес в этой сфере не особо расходный, и поднятых денег всем хватает вдоволь, то ли выяснилось, что операции с валютной стороной кошельков (т.е. конвертация биткоинов в USD или что там) подпадает под все те же законы о борьбе с отмыванием денег, о борьбе с оборотом наркотиков и пр., и найм штата, необходимого для обеспечения легальности всех этих транзакций, быстро снизит потенциальную маржу от комиссионных.

Продажа инструмента для приема биткоинов бизнесу пока тоже вроде не приносит громких успехов – принимают цифровую валюту лишь некоторые, и те, кто принимает, почему-то особо не трубят о том, как биткоины составляют 10%, 25%, 50%, 75%, 100% их бизнеса. Проблема, скорей всего, временная и связана с американским фокусом подобных стартапов. Американский потребитель, имеющий доступ как к кредитной (или дебитной) карточке, так и биткоину, в случае использования карточки получает защиту от ее виртуальной кражи, защиту от мошенничества со стороны продавца, гарантию возврата денег в случае такого мошенничества, плюс какие-то баллы, авиамили, либо просто кэш в награду за использование кредитки. Биткоин никаких таких преимуществ покупателю не дает, поэтому использовался (используется?) сугубо для транзакций типа Silk Road, где вендоры по понятным причинам не спешат светить банковские счета и принимать кредитки.

Стартапы, экспериментирующие с блокчейном, интересны, но пока слишком молоды для того, чтобы делать какие-то выводы. Ряд из них взял курс на b2b, производя либо инструменты для каких-то вертикальных рынков, которым бы помог инструментарий блокчейна, либо инструменты для сторонних разработчиков. Бизнес-модель многих рассчитана на комиссионные за обеспечение транзакции, и требует серьезного проникновения на рынок. Даже если технология написана, протестирована и внедрена, ряду таких проектов предстоит длительный и мучительный процесс продажи своих решений собственно клиентуре.

Чего в списке нет, так это альтернативных форков BTC. Самые известные – litecoin, dogecoin, особого распространения не получили. Выход на рынок крупного вендора (Amazon, Wal-Mart, Alibaba, Apple) со своим вариантом валюты и гарантией ликвидности внутри своих проектов был бы интересен, но пока ни у кого из крупных игроков рынка таких инициатив нет, а инициативы мелких игроков не особо интересны, поскольку и в плане транзакций, и в плане инфраструктурной поддержки, и в плане (постучал по дереву) стабильного курса BTC все же на несколько голов впереди остальных вилок.

Китай как будущее розничного рынка

Через несколько лет появятся люди, которым придется объяснять, что из себя представляет оффлайновый магазин, в который со склада доставляют товары, и в который каждый должен ездить самостоятельно за своей отдельной покупкой вместо того, чтобы доверить это курьеру. И вроде как нигде тенденция пока себя не проявляет как в Китае (который, надо сказать, на госуровне сделал немало для того, чтобы обеспечить логистические службы качественной транспортной системой).

Первый график отсюда – это рост продаж в оффлайне против роста продаж в онлайне (заодно похвалим безымянного дизайнера China Chain Store & Franchise Association за отличную цветовую гамму, от бирюзово-синей до бирюзово-зеленой):

Резкий спад интереса к оффлайновым магазинам вызван ростом урбанизации – “село” еще ходит во всякие оффлайновые лавки, в то время как “город” уже шибко покупает в онлайне (ну и стоимость доставки легче масштабировать в условиях крупного города):

Подобного расклада, мягко говоря, не ожидали производители CPG, которых тенденция застала врасплох:

Swiss food company Nestlé SA has been burning instant coffee it couldn’t sell in stores. It recently told The Wall Street Journal it failed to fathom the extent of how quickly and broadly retail was changing in China. Colgate-Palmolive Co. and Germany’s Beiersdorf AG, which makes Nivea skin cream, have also cited problems with overstocking.

И несколько цифр из той же статьи:

  • В онлайне закупаются 461 млн китайцев, что делает рынок онлайн-торговли КНР крупнейшим.
  • При этом рынок онлайн-торговли вырос на 49% за год (хотя тут неизвестно, если речь идет сугубо о внутренних продажах – ресурсы типа Aliexpress или DealExtreme успешно продают по всему миру)
  • Половина всех онлайн-покупателей закупается там и продуктами, этот показатель намного превышает положение дел в остальных странах

Обычно когда речь заходит об уходе торговли из оффлайна в онлайн, поднимается два контр-аргумента:

  1. Это будет процессом постепенным, а не внезапным.
  2. Некоторые категории (типа книг и DVD) в онлайне продавать легко, а некоторые другие (свежие продукты и одежду) “хочется пощупать”.

Китайский опыт показывает, что сомнению подлежит и то, и другое.

  1. Онлайн-торговец, снимающий склад на окраине города (вместо дорогой торговой точки в его пределах) может взять на работу ограниченный штат упаковщиков и курьера (вместо этих же людей, плюс кассиров и прочий персонал торговой точки) и получает ценовое преимущество. Категория покупателей, которая переметнется к этому онлайн-торговцу ради низких цен, заставит продажи расти, что увеличит только ценовое преимущество, так как теперь появляется возможность заключать более крупные оптовые контракты. В какой-то момент ценовое преимущество онлайн-торговца становится настолько значительным, что туда уходят остальные категории покупателей.
  2. Решение конфликта в пользу клиента (что чаще всего заключается в возможности вернуть товар бесплатно) и контроль за качеством (что актуально для свежих продуктов, типа яиц и молока) развязывает руки клиентам, которых беспокоит рубашка не того размера или кислое молоко. Свидетельство тому – закрытие ряда фирменных магазинов американской компанией Gap, торгующей вроде как в категории товаров, которые не должны быстро улетучиться в онлайн. Цитата из статьи: “Your biggest competitor used to be your neighbor in the mall. Right now your biggest competitor is the infinite number of random start-up websites. You just don’t need as many bricks and mortar locations.”

OpenBazaar пробует торговую площадку без посредников.

Стартап OB1, разрабатывающий открытый рынок OpenBazaar, поднял $1 млн от ряда именитых инвесторов и на сайте журнала Fortune получил боевое крещение “самого опасного стартапа”. Благо, на американском континтенте – страшно даже представить, кто возглавляет этот список в глобальном масштабе. Проект ранее был известен как DarkMarket и позиционировал себя как улучшенный вариант Silk Road в плане децентрализации контроля, что невольно заставляет проводит параллели между Napster (с его центральными серверами) и BitTorrent (с отсутствием оных).

Основная задача любой торговой площадки (помимо привлечения пользователей) – это разрешение конфликтов. В свое время в этот список входило обеспечение платежей (из-за чего eBay на пике своего роста была практически вынуждена купить PayPal), но в ситуации, где все расплачиваются биткоинами, и удостовериться в существовании транзакции можно просто заглянув на blockchain, остаются следующие конфликты:

  • Честный покупатель, нечестный продавец. Скажем, человек покупает седьмой айфон, а в посылке получает кирпич аналогичного веса.
  • Честный продавец, нечестный покупатель. Получив (и расписавшись за) седьмой айфон, покупатель тем не менее заполняет жалобу с заявлением, что в присланном пакете был кирпич.

Площадка (типа eBay или Alixpress) в этом случае выступит арбитром конфликта, потребовав нужных доказательств у обеих сторон, на основе чего и будет вынесен приговор. Эта проблема частично решена для OpenBazaar усилиями программистов bitcoin, которые внедрили криптографический multisig на уровне протокола. Деньги переводятся на созданный для транзацкии escrow-кошелек, и в самом простом варианте будут отправлены по адресу, когда будут получены необходимые две подписи от покупателя и продавца. Вариант с двумя сторонами, впрочем, будет не самым рабочим, так как в случае отказа одной из сторон деньги зависнут в escrow-кошельке, и тогда у каждой стороны возникают свои мотивации для шантажа.

Варианты, где к multisig-кошельку подключается третья сторона, более интересны и практичны. Третьей стороной, к слову, может быть запрограммированное условие, такое как “наступило 1 января” либо “Барселона выиграла Лигу Чемпионов”, что делает базовые случаи, где нужен escrow (возврат долга, спортивная ставка) поддерживаемыми на уровне протокола. Это, кстати, не означает полного исчезновения спортивных площадок, принимающих BTC, так как для заключения спора требуется участие двух сторон, а эту вторую сторону нужно еще где-то найти.

В случае OpenBazaar третьей стороной являются нотариусы – третейские судьи, разруливающие стороны в случае конфликта. Это, похоже, пока и будет ахиллесовой пятой торговой площадки – модерация и разрешение конфлита аутсорсятся стороне, которой должны доверять как покупатель, так и продавец. Без доверия не будет транзакций, без транзакций не будет конфликтов, без конфликтов не будет их решения, без разруливания оных нотариусу трудно заработать репутацию честного и беспристрастного судьи. Попутно присутствие нотариусов вносит свои, новые, проблемы:

  • Поскольку нотариус зарабатывает на каждой транзакции, в случае конфликта он заинтересован вынести решение в пользу наиболее активного участника системы, будь то продавец или покупатель, в надежде на долгосрочное сотрудничество в дальнейшем.
  • Нотариус и сторона могут либо сформировать альянс (и прибыль поделить), либо в реальной жизни быть одним и тем же человеком.

Пока самое элегантное решение от создателей OpenBazaar – это увеличение пула нотариусов. Вместо участия трех сторон, где первые две – покупатель и продавец, а третья – нотариус, контракт (который на программном уровне представляет из себя все тот же кошелек с поддержкой multisig) раздувается до 7 участников, из которых 5 – нотариусы. Для мелкой транзакции стороны могут остановиться на 4 подписях, наличие которых отсылает деньги продавцу, более дорогие продукты могут требовать наличия 5 сторон (требование подписей от всех семи сторон, снова-таки, нереалистично, так как произошел конфликт, и в итоге как минимум одна сторона останется неудовлетворенной и может отказаться внести свою подпись. Наличие шести подписей вроде как лучше, чем наличие пяти, но поднимает и риск того, что одна из сторон как-то связана с нотариусом).

Финансовая состоятельность социально-мобильных стартапов

VentureBeat в статье о предполагаемой продаже Yelp предлагает задаться вопросом – а как собственно зарабатывать на социальной волне за счет рекламы? Там же еще есть вариации: solomo – это social+local+mobile, lomo – это local+mobile, somo – social+mobile и т.д. Кто вот из известных вышел на прибыль в долгосрочной перспективе?

FourSquare? Ой, да ладно, очень смешно. Snapchat? Пока не слышно громких рапортов о финансовых успехах, возможно, их просто заглушают новости об очередной финансовой инъекции. Yelp? Компания публичная и финансовые результаты публикует регулярно, но выхода на прибыль за все это время еще не достигла.

Кто остался? Facebook, YouTube и LinkedIn. Но LinkedIn получает такой обьем выручки от продажи платных аккаунтов рекрутерам, что в списке площадок, где можно размещать свою рекламу, ее обычно забывают упомянуть (показательно, что на данный момент первой новостью о LNKD на сайте Seeking Alpha стоит “Как LinkedIn может решить проблему низкой рекламной выручки”). YouTube? $4 миллиарда выручки, но прибыли пока нет.

Итого принцип “главное – аудитория, а прибыли придут сами” стоит поставить под сомнение. Он сработал для одной-единственной компании, которая более исключение, чем правило.

Валютное регулирование следующего поколения зарождается в Аргентине

Аргументы касательно будущего цифровых валют чаще всего упираются в целесообразность их использования для накопления капитала и поэтому легко упираются в контр-аргументы типа “да кто их будет принимать, [вставить любимый магазин или киоск на углу] точно нет” и “ну смысл держать какую-то сумму в биткоинах, если его курс вон как скачет?” Между тем, статья New York Times с подробным описанием (хронических) инфляционных рисков и валютного контроля в Аргентине показывает, для каких сценариев валюта как нельзя более применима на сегодняшний день. Биткоины удобны для

  • пересылки денег за границу (при наличии соответствующих обменников в разных странах)
  • перевода денег между участниками одной и той же валютной системы, которые и рады бы воспользоваться изначальной валютой, но либо это дорого с точки зрения оплаты банковских услуг, либо затруднительно с точки зрения логистики, либо просто спорно с точки зрения валютного регулирования

И в том, и в другом случае инфляционный риск валюты минимален, так как и покупатель, и продавец, входят в цифровую валюту на долю секунды, которая требуется для обеспечения транзакции. Банки (по крайней мере, американские) быстро сообразили, что такая система не помешала бы им самим, тем более что ничто не мешает для сугубо транзакционных нужд запустить свою цифровую валюту, которая, скажем, в случае американских банков, была бы привязана к доллару:

JPMorgan belongs to an association of big banks, the Clearing House, that has been confidentially putting together a “proof of concept” for a decentralized ledger, or blockchain, that would run on the computers of all the participating banks. According to people involved, this network, which is still in the conceptual phase, could allow instant transfers between accounts at all the member banks and eliminate the current risks involved in having billions of dollars in limbo for days at a time. For many bankers, the most valuable potential use of the blockchain is not small payments but very large ones, which account for the vast majority of the money moving around the world each day.

Аргентина сегодня является плацдармом для финансовых экспериментов. Что будет, когда в каждой стране будет работать дюжина-другая законных (и не особо) обменников биткоина? Как это повлияет на инфляционные процессы и контроль экономики со стороны центробанков? Что будет, если в валюту конкретного государства будут “выходить” только в тех случаях, когда продавцу уж совсем никак нельзя принимать цифровую валюту?

Bitcoin proponents like to say that the currency first became popular in the places that needed it least, like Europe and the United States, given how smoothly the currencies and financial services work there. It makes sense that a place like Argentina would be fertile ground for a virtual currency. Inflation is constant: At the end of 2014, for example, the peso was worth 25 percent less than it was at the beginning of the year. And that adversity pales in comparison with past bouts of hyperinflation, defaults on national debts and currency revaluations. Less than half of the population use Argentine banks and credit cards. Even wealthy Argentines fear keeping their money in the country’s banks.

Заголовки последних дней

  • Стартап Ouya закроется, если не найдет покупателя. Проект делал микро-консоль на Андроиде, которая вошла в число успешных проектов, профинансированных на Kickstarter. В 2013 г. компания закрыла первый венчурный раунд, подняв $15 млн, которые теперь и пытается вернуть инвесторам путем продажи.
  • Стартап Circa закроется, если не найдет покупателя. Мобильное приложение старалось подобрать и обобщить интересные новости для пользователей мобильных устройств, но компании-разразботчику так и не удалось поднять следующий раунд.

Несколько моментов из жизни музыкальной индустрии

Объемы глобальных продаж с учетом инфляции:

Распределение доходов между физическими носителями, загрузками (одноразовыми) и подписками (ежемесячными):

Соотношение продаж на физических и цифровых носителях:

image

Что несет в себе невероятно высокая оценка стартапа

Не проходит и дня без новости об очередном стартапе, поднявшем раунд при оценке в $1 миллиард и выше. Финансовая пресса обычно концентрирует свое внимание на нулях после долларового знака, инвесторы же, собаку съевшие на рынке стартапов, знают что к чему.

Выбирая между двумя предложениями – одним с нормальными положениями, но низкой оценкой, а другим с завышенной оценкой, но рядом специальных условий, некоторые основатели делают ставку на второй вариант:

Their founder had two term sheets to choose from. One was a “clean” term sheet with no preferences beyond the norm and a barely sub-billion-dollar valuation. The other granted the magical, in the founders’ but not investors’ minds, $1 billion valuation in exchange for a set of onerous preferences. The founder chose the latter.

Какие такие специальные условия может запросить инвестор, готовый платить больше?

  • Агрессивные преференции при ликвидации компании. Большинство крупных раундов для защиты инвесторских интересов содержат преференцию в 1х – если вклад инвестора составляет $5 млн, и компания в будущем продастся либо выпустит свои акции в публичный оборот, то инвестор сперва желает получить $5 млн по своим акциям, а уж затем поделить остаток денег между держателями менее привилегированных и простых акций. Это приводит к ситуации, где в случае продажи компании по цене, ниже чем все поднятые раунды, простые акции основателей и сотрудников приравнены к нулю, а полученные деньги распределяются между инвесторами в порядке их преференций. Инвестор, готовый платить больше, может потребовать уровня преференций и 1,5х, и 2х, и выше.
  • Компенсацию в случае заниженной оценки при выходе. Компания просто соглашается компенсировать инвестора в случае, если его пакет акций потеряет в цене. Та же агрессивная преференция, вид сбоку. Box пообещал своим последним частным инвесторам – Coatue и TPG – возместить разницу между их оценкой и оценкой публичного рынка новыми акциями. При выходе на IPO цена за акцию была установлена на уровне, более низком, чем цена, обещанная инвесторам, и печатный станок простых акций запустился:
    • So if Box priced at $22.22 or above, the Series F shareholders wouldn’t receive any additional shares from their preference for the shares they paid $20 thereby locking in a 10 percent profit plus all upside above $22.22. But Box priced at $14, triggering the preference and ever Series F share converted into 1.587 shares of public common, versus the one-to-one conversion they would have achieved at a $22.22 price, and further diluted the shareholder base.
  • Дивиденды, которые подлежат оплате при выходе. На третьей странице пакета документов раунда Houzz (оценка тоже зашла за $2,3 млрд) присутствует следующее положение:
    image
    Инвестору полагаются ежегодные дивиденды в установленном раундом размерах. Понятно, что доить технологический стартап на только что поднятые деньги никто не собирается, да и венчурные инвесторы редко интересуются акциями, готовыми платить стабильный, пускай и маленький, дивиденд. Подобные дивиденды чаще всего конвертируются в акции аналогичного класса в момент покупки компании либо выхода на биржу, что снова-таки означает довыпуск акций и снижение доли участия в компании всех, кроме инвестора, которому эти акции передаются.

Желание заработать своей компании более высокую оценку можно понять. Вступление в клуб автоматом повышает коэффициент цитирования в прессе, привлекает как потенциальных сотрудников, так и клиентов, а также будущих инвесторов. Для стартапов в enterprise-сфере это возможность доказать своим потенциальным клиентам, что у компании есть фундамент, и она не закроется сразу же после продажи контракта на обслуживание.

Поскольку некоторые молодые компании, оцененные частными инвесторами в миллиард и выше, уже успели стать достоянием общественности через первичную эмиссию акций на биржах, Pando предлагает посмотреть на общие тенденции:

In the first three months of 2015, Box is the only unicorn to IPO. And after coming out like gangbusters, the company has not sustained its initial breakout performance on the public market. As of midday, Box’s stock price has dropped nearly 30 percent from a high of $24.73.

Some of the other big names to IPO at the end of last year, including many former unicorns, are trending down since the start of the year, according to data from Seeking Alpha: Alibaba is down 18.6 percent, Hortonworks is down 8.4 percent, New Relic is down 11 percent, and Lending Club is down 27.6 percent since the start of 2015.

Oddly, the less-hyped Boston IPOs from the second half of last year are all doing comparatively well on the public market: HubSpot is up 15.8 percent in 2015, while the stock prices of CyberArk (+49.4% YTD) and pre-IPO unicorn Wayfair (+64.3% YTD) are two of the better performing tech stocks of last year’s IPO class.

Почему не (очень) быстро растущие стартапы неинтересны

Периодически на форумах, посвященных программированию, и ресурсах, посвященных стартапам (а в последнее время это могут быть одни и те же урлы), возникает дискуссия на тему быстрого роста. Катализатором дискуссии (либо одной из первых ссылок) обычно становится эссе Пола Грэма, в котором тот ставит знак равенства между “стартапом” и “бурным ростом”. Критики чаще всего недовольны узким, как они считают, фокусом венчурной индустрии в плане поиска следующего гугла-фейсбука-убера, который позволит капиталу вырасти, в десятки, а то и сотни, раз, так как подобный подход ущемляет права (если таковые имеются на венчурный капитал) медленно-растущих компаний, которые зарабатывают деньги консалтингом, либо же просто нашли свою небольшую нишу, с которой стригут прибыль.

Мой аргумент всегда состоял в том, что винить венчурный капитал в дискриминации особо не стоит – это просто одна из многих категорий активов. Инвесторы, которые доверяют свои деньги венчурным капиталистам, чаще всего это делают в рамках диверсифицированного портфеля, в котором также присутствуют такие инструменты как акции, облигации, ценные металлы, полезные ископаемые, недвижимость и другие проекты. Если, скажем, предлагать инвестору технологическую компанию, которая способна возвращать ежегодно энное количество капитала в виде дивидендов, то подобный (по поведению) актив в их портфеле уже есть, и это недвижимость. Стартап, финансовая модель которого предусматривает возврат 8-15% в год после нескольких лет, потраченных на запуск, сравним с квартирным комплексом либо гостиницей, которую вначале нужно построить, ввести в оборот, а затем уже доить в плане прибыли. Но матрица выглядит следующим образом:

  Стартап Недвижимость
Риск провала идеи высокий низкий
Циклический риск (что будет, если грянет кризис?) закроется, либо потребует дальнейших инъекций капитала перетерпит, хотя на время придется забыть о дивидендах
Риск человеческого фактора (что будет, если уйдут ключевые люди в команде?) мало предсказуемо, производительность зависит от команды относительно предсказуемо, строить и оперировать объекты недвижимости могут многие подрядчики

Продавать финансовые инструменты, которые дают ту же отдачу, что и конкурентные, при более высокой степени риска, весьма трудно. Если же моделировать более высокую отдачу, то стартап с таким уровнем дивидендов уже можно классифицировать как бурно растущий, что снова-таки поддерживает тезис Пола Грэма.

Эту мысль задокументировали в McKinsey в статье под названием “Бурный рост или медленная смерть”. Выводы следующие:

  • Стартапы, которые делают упор на рост, а не монетизацию, в итоге получают и рост, и монетизацию.
    • High-growth companies offer a return to shareholders five times greater than medium-growth companies. Second, growth predicts long-term success. “Supergrowers”—companies whose growth was greater than 60 percent when they reached $100 million in revenues—were eight times more likely to reach $1 billion in revenues than those growing less than 20 percent. Additionally, growth matters more than margin or cost structure. Increases in revenue growth rates drive twice as much market-capitalization gain as margin improvements for companies with less than $4 billion in revenues.
  • Если приоритетом компании является рост, то вероятность ее успеха очень низкая, спасает то, что если у конкурентов в приоритеты заложено что-то другое, то вероятность их успеха еще ниже.
    • Companies have only a small probability of making it big. Just 28 percent of the software and Internet-services companies in our database reached $100 million in revenue, and 3 percent reached $1 billion. Of the approximately 3,000 companies we analyzed, only 17 achieved $4 billion in revenue as independent companies.
  • Даже если софтверная компания показывает темпы роста в 60% в год (и является предметом зависти коллег из других отраслей), то вероятность ее успеха составляет всего 50%.
    • If a health-care company grew at 20 percent annually, its managers and investors would be happy. If a software company grows at that rate, it has a 92 percent chance of ceasing to exist within a few years. Even if a software company is growing at 60 percent annually, its chances of becoming a multibillion-dollar giant are no better than a coin flip.
  • Компании с темпом роста ниже 20% в год потеряли деньги инвесторов.
    • The stallers, with growth rates below 20 percent, actually produced negative returns to shareholders, between –10 and –18 percent depending on company size.