Автомобили на автономном управлении: революция отменяется

NYT ведет прямой репортаж с нью-йоркского авто-шоу, где выяснилось, что революция в автомобильном мире превратится в эволюцию. Вместо гугловского подхода, где выкатывается вся машина, поддерживающая автономку на 100%, производители будут экспериментировать с каждым элементом функционала по отдельности:

  • Tesla к лету обещает добавить автономный функционал для поездок на скоростных автотрассах – надо полагать, что речь идет об авто-коррекции при случайном выезде из своей полосы и авто-тормоз при быстром приближении преграды спереди.
  • Volvo весной снабдит свой XC90 режимом “стою в пробке”, где на скорости ниже 56 км/ч управление рулем и акселерацией автомобиль возьмет на себя.
  • То же самое на примерно тех же скоростях собирается делать и Audi для модели Q7. Водителю раз в 10 секунд все-таки надо будет коснуться руля, чтобы доказать, что не заснул.
  • Cadillac к 2017 г. обещает снабдить свой CT6 системой с более высоким уровнем автономии – при достижении определенного уровня скорости автомобиль перейдет на автоматический контроль скорости и следования разметке, не требуя нажатия педалей или контакта с рулем до появления преград на дороге.
  • Chevrolet для своей Malibu просто внедрил систему авто-тормоза, которая высчитывает оптимальную скорость по дистанции до ближайшей преграды спереди и позволяет, цитируя топ-менеджмент компании, “проехать сотни километров, ни разу не дотронувшись до педали тормоза”.

Сенсация, шок: технологический стартап, запустивший новую категорию и привлекающий разработчиков, не имеет долиновской прописки

Стартап одним из первых вышел на новый рынок, сделал продукт, породивший новую категорию продуктов, сегодня его продает и доминирует в своей нише, генерируя. Продукт многими другими стартапами рассматривается как платформа, на которой можно строить свои проекты. Казалось бы, типичная долиновская история. Ан нет – SZ DJI Technologies со своими беспилотными квадрокоптерами провернул все из Китая.

Как и многие другие стартапы, DJI получил начало в университетском общежитии, только на этот раз дело происходило в Гонг Конге, где Фрэнк Уанг начал собирать из готовых деталей простые летательные аппараты (здесь можно провести параллели с Майклом Деллом и одноименной компанией). В прошлом году выручка производителя превысила девятизначные суммы:

From 90 employees and $4.2 million in revenue in 2011, it grew to 1,240 employees and more than $130 million in revenue last year. It now has 2,800 employees, three factories, and this year expects to post sales three to five times greater than 2013.

Китай уже давно перестал себя позиционировать в качестве дешевого производителя для иностранных заказов, и многие локальные игроки (тот же Xiaomi) занимаются собственным R&D, разработкой, дизайном, продажами, рыночным позиционированием и пр. DJI теперь является первой компанией, которая не просто составила достойную конкуренцию существующим игрокам на зрелом рынке, а запустила новую рыночную категорию.

Микро-гостиницы

Микро-гостиницы – новый термин, которым именуют то, что в некоторых хостелах значилось как “отдельная комната”. WSJ утверждает, что в плане бизнеса это весьма интересная ниша, по крайней мере в Нью-Йорке, где подобные проекты забронированы 90% времени. CitizenM работает в Амстердаме, Глазго, Лондоне, Нью-Йорке, Париже и Роттердаме в основном около аэропортов. Pod пока работает только в двух точках на Манхэттене, Йотель в трех европейских аэропортах и в Нью-Йорке. Визитной карточкой всех сетей являются минимально оснащенные комнаты, которые обычно содержат здоровенную кровать, телевизор, душевую кабинку и Wi-Fi.

citizenM Paris rooms

Упор делается на то, что комната – сугубо для того, чтобы там сбросить вещи и отдохнуть, для всего остального – еды, фитнесса, развлечений и пр., есть гостиничное лобби и окрестности. Козырная карта – цены ниже среднего, в Нью-Йорке это означает ночь за $200 вместо средней по Манхэттену $250.

Экономический аргумент против Uber

Еще год назад, оценивая Uber (компанию, а не сервис), я был неизменно позитивен. Посредник, покупатели которого экономят, а продавцы которого зарабатывают больше денег, должен сделать что-то очень глупое, чтобы не заработать кучу денег. Пример хорошего посредника – eBay, который на ранней стадии рос непомерными темпами из-за сетевого эффекта – продавцы шли туда, где покупатели, а покупателям не шли на площадку, где больше продавцов. В этом плане Uber как сервис следует той же модели, и каждый попробовавший его хоть раз в следующий раз вряд ли будет искать телефон такси.

Последние раунды компании Uber, впрочем, заставляют задуматься о перспективе рынка в целом. Понятно, что там есть какие-то деньги, и понятно, что вызывать такси с помощью мобильного приложения удобней, чем куда-то звонить, диктовать свой адрес и получить разнарядку ждать “примерно час-полтора”. Непонятно, является ли подобная идея и подход многомиллиардными, тем более в долгосрочной перспективе.

За последние пару лет (в которые входит мое обильное использование Uber в Лос-Анджелесе, Кремниевой долине, Париже и Чикаго) лично я подметил следующее:

  • в плане премиум-сервиса (Uber Black) Uber проигрывает по цене дешевым аггрегаторам типа Blacklane (кстати, код 0QH7WRPN, кто надумает) либо Limos.com. Понятно, что здесь Uber берет премиальные за срочность и доступность сервиса, но большинство вариантов, где нужна “черная машина”, а не стандартное авто, обычно включало поездку из аэропорта (многие американские операторы аэропортов, опасаясь заторов, перегруженности парковок и просто местной таксистской мафии, быстро урезали возможность уехать оттуда на более дешевых седанах UberX, лицензировав право вывоза) и здесь срочность не играет большой роли (тем более что заказанный через сайт профессиональный водитель получает всю информацию о рейсе и в итоге на месте может оказаться гораздо быстрее Uber Black, которому чаще всего надо выбраться с парковки)
  • отчасти из-за особенности продукта Uber проигрывает сайтам-аггрегаторам и в плане покрытия – скажем на Blacklane можно заказать машину из Борисполя, чего не сделаешь через Uber. Просто потому, что business development немецкой Blacklane скорей всего заключался в выходе на перевозчика из Киева, который указал примерные цены и пообещал периодически откликаться на запросы о сервисе
  • в плане дешевого сервиса (UberX) почти все водители, с которыми мне приходилось ехать, “лишь недавно” начали работать на UberX. Учитывая относительную долгосрочность пребывания на рынке (в следующем марте Uber отметит пять лет), резонно задаться вопросом – а где все ветераны сервиса? Slate задался этим вопросом с более конкретной миссией – если, по словам Uber, заработок в $90,766 в год – это медиана в Нью-Йорке, то где же все водители, зарабатывающие по итогам года шестизначные цифры? Скрупулезный анализ расценок наводит на мысли, что для подобного заработка нужно работать гораздо больше, чем ожидаемые 50 часов в неделю и быть счастливчиком в плане постоянного поступления заказов. И это валовая выручка перед расходами на бензин, мойку, ремонт и регулярное обслуживание машины. Проанализировать подобные затраты и узнать свою реальную прибыль можно только после нескольких месяцев на службе, и моя гипотеза состоит в том, что для большинства водителей участие в UberX не особо выгодно – они пробуют себя пару-другую месяцев, приходят к неутешительным выводам, что почасовой заработок сравним с макдональдсом, и просто не запускают водительское приложение. На их место приходят новые водители, которым показали рекламный блок о потенциальном заработке в $25-40 в час, и историю о медианном заработке в $90,766 среди нью-йоркских водителей.

Подробный экономический анализ, который в некоторой степени подтверждает мои случайные наблюдения, опубликован здесь. Автор разбирает утверждения Uber и задается вопросом о долгосрочной перспективе компании. Тезисы следующие:

  • В качестве примеров своего бурного роста Uber использует Нью-Йорк, Вашингтон, Лос-Анджелес и Сан-Франциско – города с уровнем дохода выше среднего, где народ, обедающий в ресторанах не будет нудно сравнивать цены, а просто вызовет Uber Black, просто потому, что свое время дороже. Uber просит инвесторов представить, что подобный сценарий будет скопирован с предсказуемой точностью в других точках, включая провинциальные городишки типа Спокена или Тихуаны. Даже если убедить народ с доходом пониже оставить машину дома, то только за счет ценового аспекта дешевого UberX (где и маржа Uber, и заинтересованность водителя слегка ниже).
  • В долгосрочной перспективе если кто и имеет преимущество в плане масштабирования бизнеса, то это владельцы автопарков. Uber утверждает, что армия водителей-добровольцев с ПО-диспетчером оперирует гораздо эффективнее владельца таксопарка, что соответствует действительности, но диспетчерский функционал составляет незначительную часть затрат автопарка. Армия водителей-добровольцев не имеет преимуществ в плане закупки бензина, мойки, авторемонта, покрышек и покупки страховки. Почему же они все это делают? Потому что вычислить уровень прибыльности можно только после отрезка времени в несколько месяцев. Потребителям нравится приложение Uber, но по мере роста компании конкуренты подтянутся (уже есть стартапы, работающие напрямую с таксопарками, типа Hailo, GrabTaxi или Flywheel) и это конкурентное преимущество перестанет быть таким громадным.
  • Для бешеного роста нужно не просто оторвать какую-то долю рынка, нужно за счет технологической составляющей обанкротить всех остальных. Амазон стал не просто еще одним торговцем книгами, он отправил в небытие практически все книжные магазины. Есть ли у Uber такое неоспоримое технологическое преимущество?
    If you believe Uber can achieve Amazon/Ebay rates of growth, you have to believe this whole business model works, the software/middleman component can’t grow unless its drivers can drive traditional companies out of the market. And you not only have to believe that it works in some markets for some categories of consumers, you have to believe it is so overwhelmingly superior to the longstanding model (where car service companies buy their vehicles, hire drivers as employees and deal directly with consumers) that those existing companies will soon be as obsolete as bookstores, or shrink to a marginal role, like cinemas. But traditional business logic suggests that the economics of the existing companies should have huge advantages over the Uber/contractor model.
  • Найм водителей в UberX (да и в Uber Black) самим Uber рассматривается как генерация лидов – заработайте лишние деньги в свободное время. И это действительно неплохая ниша с понятной маржой. Но лидера на нем не выстроишь. eBay вырвался в лидеры, когда продавцы начали делать магазины, заточенные сугубо под eBay. AirBnB получил бурное развитие, когда народ начал снимать квартиры с единственной целью – их последующей аренды на AirBnB. Если делать упор на “свободное время”, то для качественных поставщиков любого сервиса такой проект всегда будет вторым. К слову, вышеуказанные конкуренты Uber – BlackLane и Limos.com – используют ту же стратегию (мы вам – клиентов, вы нам – процент), но звезд с неба в виде мега-раундов не хватают.
  • Транспортный бизнес редко масштабируется. Лидирующую позицию на одном рынке трудно использовать в качестве ступеньки для лидерства на другом. Uber может быть автосервисом номер один в Манхэттене, Лос-Анджелесе и Майями, но это не поможет ему захватить больший кусок рынка в Вичите, Флоренции или Санкт-Петербурге (теоретически при условии сверх-прибылей на своих козырных рынках компания может субсидировать новые рынки, но это ограничит потенциал роста). Uber считает себя софтверной компанией из-за наличие хорошего мобильного клиента, но реально в каждом городе бизнес приходится начинать с нуля.

Краткие итоги:

Uber clearly appears to have won a degree of acceptance among customers with high disposable incomes in large, wealthy cities, but that sheds no light on the plausibility of Uber’s ambition to radically disrupt and transform the car service industry and to become that industry’s dominant worldwide player. The Uber business model appears to involve higher vehicle capital costs, higher maintenance costs, poorer capacity utilization, and less knowledge of local marketconditions that existing business models, and would likely also face higher labor costs throughout the years until its hoped for industry shakeout had been achieved. The potential advantages cities by Uber’s publicity appear to be ones that competitors could readily match (smartphone apps) or that depend on labor exploitation (drivers willing to absorb vehicle capital costs and risks without full compensation) and/or regulatory arbitrage (failure to pay necessary insurance and licensing costs that its competitors must pay).

Прошлое, настоящее и будущее Spotify и музыкального рынка в целом

В ноябрьском Нью-Йоркере весьма обширная статья о Spotify, которая покрывает историю проекта, его развитие и сегодняшний статус кво. Статья хорошо читается в комплекте с финансовой отчетностью компании, которую та публикует в источники, доступные журналистам и широкой публике, из-за своей люксембургской юридической прописки. Отчетность, правда, за 2013 г., но она дает представление об объемах средств и, что немаловажно – проценте отчислений, что позволяет судить о бизнесе в целом.

Для запуска Spotify Дэниел Эк использовал родную Швецию в качестве плацдарма и кейс-стади, которое можно затем преподнести лейблам. В далеком 2008 г. Швеция в плане пиратства была впереди планеты всей (The Pirate Bay, к слову, также является шведским проектом), и поэтому уговорить местные шведские лейблы лицензировать свой каталог для платного проекта проблематичным не было – их устроил бы любой вариант доходности выше $0. Крупные лейблы тоже были готовы сделать исключение для малозначущего шведского рынка, так как их основные баталии велись в американских судах.

Eventually, Ek decided to start regionally and prove that his concept worked. “And I invested all of my personal money in it,” he told me, “saying, you know, here’s my balls on the table. For them, the risk of trying it was kind of zero.” Swedish labels, gutted by piracy, literally had nothing to lose.

В понимании Эка (теперь уже работающего в тандеме с Шоном Паркером, который после Напстера был вхож в любой музыкальный бизнес, с кем требовалось выйти на контакт) шведам нравилась не столько сама идея пиратства, сколько удобство доступа к музыке, и самым удобным проектом на тот момент действительно был The Pirate Bay.

The Swedish trial period was key. The record industry’s total revenues in Sweden grew by more than a third between 2008 and 2011. Piracy plummeted. As the label executive recalled, “It was like—O.K., proof of concept, we should be doing this if we can get the right license.”

Основной вопрос, впрочем – это живучесть модели потокового аудио как таковой. Для Spotify камнем преткновения является наличие бесплатного варианта клиента, где слушатель получает доступ к каталогу, но в обмен на это слушает рекламные ролики. С точки зрения Spotify такая модель удобна, так как позволяет завлечь клиента хоть чем-то, прежде чем предложить ему обменять драгоценные $10 на платный доступ без рекламы. Но с точки зрения лейбла бесплатное прослушивание в интернете уже опробовано и введено в действие компанией Apple. Хочешь прослушать бесплатно? Слушай сэмпл на 30 секунд. Хочешь полный вариант? Плати 99 центов. Система работает, а предоставление Spotify лицензии на бесплатное прослушивание всего и вся нанесет прямой ущерб чекам от Apple.

Формула, используемая Spotify для выплаты лейблам формируется следующим образом: Spotify берет валовую выручку за месяц, удерживает 30% на свои нужды, оставшуюся сумму делит между всеми воспроизведенными треками, после чего отсылает лейблам их 70%.

Грубо говоря, платные подписчики Spotify генерируют для лейблов более высокие доходы, чем бесплатники, так как Spotify на сегодняшний день просто не продает рекламы на сумму $10 на пользователя в месяц. Рассуждать о перспективах роста интернет-рекламы можно долго, и лейблы пока предпочитают делать более прагматичный акцент на платную синицу в руках, чем на эфемерного журавля в небе, когда объемы продаж аудио-рекламы превысят уровень в $10.

Итого лейблы уже пытались договориться со Spotify о возможности лицензирования своего каталога сугубо для платных пользователей, но компания пока нацелена на рост и подобный вариант обсуждать отказываться. Последняя ласточка – это уход со Spotify Тейлор Свифт, лейбл которой тоже пытался сделат новый альбом доступным только для тех, кто платит. Spotify отказался, и лейбл намекнул на необходимость садиться за стол переговоров, убрав со Spotify не только свежий альбом, но и весь каталог исполнительницы.

Some analysts have questioned whether Spotify’s business model is sustainable. The company pays out so much of its revenues in fees that it barely makes a profit. It operated at a loss before 2013. (The company maintains that its focus has been on growth and expansion.) The contracts are renegotiated every two or three years, so the better Spotify does, the more, in theory, the labels could ask for. This makes Spotify unlike many Internet companies, in which the fixed costs of doing business become relatively smaller with scale. For Spotify, scale doesn’t diminish the licensing fees.

Здесь разумно вставить скриншот финансового отчета Spotify и снова подчеркнуть, что контракты на Royalty, distribution and other costs подлежат пересмотру каждые 2-3 года:

Вывод таков, что даже в случае успеха Spotify компания останется заложником финансовых интересов лейблов. Крупный лейбл, ведущий переговоры
с крупным игроком, будет иметь преимущество, так как всегда может выставить ценовый ультиматум, неисполнение которого привлечет к уходу со Spotify (и, скажем, сохранению каталога на сервисах Rdio, Deezer и т.д.) В итоге Spotify будет банкоматом музыкальной индустрии, от которого с ростом популярности будут требовать более высокой доли.

Но и здесь есть одно но. Подобное поведение присуще лейблам, которые в основном занимаются лицензированием существующих прав. Помимо них есть группа лейблов (и групп внутри крупных лейблов), которые занимаются раскруткой новых исполнителей, и этот контингент склонен видеть Spotify уже в совсем другом ракурсе. На фоне падения таких каналов как радио и телевидение отношения с крупнейшей музыкальной площадкой планеты имеет смысл не портить. Насколько весома Spotify в плане поиска и раскрутки новых талантов?

Lorde is often cited around Spotify as an artist who gained crucial early exposure after Sean Parker heard her song “Royals” when a friend played it for him. In April, 2013, before the song was a hit anywhere, Parker added it to his “Hipster International” Spotify playlist, which currently has seven hundred and ninety thousand followers. Parker’s followers added it to their playlists, as did their followers; users shared it with one another; and within weeks “Royals” was the second most popular song on Spotify. Spotify’s director of economics, Will Page, says, “Now, remember, there is no Old World business model here, no radio pluggers or traditional marketing—just a playlist. But it’s like becoming a broadcaster. And you could see the viral nature of growth that led to this artist becoming No. 1 in America before Christmas.”

С точки зрения бизнес-стратегии выход понятен – делать больший упор на распространение и продвижение новой музыки, чтобы сделать лейблы заложниками Spotify, а не наоборот.

Кроме акул музыкального бизнеса Spotify может получить неожиданную торпеду и от крупных технологических игроков, для которых музыка, со всеми ее перипетиями типа лицензирования и т.д., является просто подспорьем для продажи телефонов, ноутбуков и софтверных платформ. Apple купила Beats, у которой есть потоковый сервис Beats Music, Google уже запустил музыкальный магазин внутри Google Play Store, а по слухам теперь готовит новый музыкальный проект на базе YouTube, и возможно, что в какой-то момент идея самостоятельного музыкального сервиса уйдет в небытие – неограниченный музыкальный каталог будет включен в десятидолларовый пакет, который также предоставляет место для хранения фоток, почтовый клиент с энным количеством гигабайтов и пр.:

Someone like an Apple or a Google is already realizing how valuable music is as a customer-engagement tool and will offer something quite similar to this, without making you pay for it, the way Amazon has included video in the Prime membership without expressly charging. And then suddenly you’ve disrupted Spotify.

Приобретение хороших привычек с использованием технологий и психологии

Книга Boost: Create Good Habits Using Psychology and Technology от интересного блоггера Макса Оглеса, на которого я пару раз ссылался, на некоторое время доступна бесплатно в киндле-варианте на Амазоне. Труд можно записать в категорию “популярная психология”, и он рассматривает проблему приобретения хороших привычек (и избавления от плохих) в контексте мобильных приложений и других механик, доступных сегодня.

Статус кво на рынке ноутбуков с разрешением 4к

VPS за $1 в месяц

Хостер виртуальных серверов Atlantic.net в порыве демпинга продает VPS-конфигурацию с 256 МБ оперативки, 10 ГБ места на SSD и терабайтом трафика в месяц за доллар. Как и другие конкуренты на рынке VPS, Atlantic.net не навязывает контрактов, и сервер по истечению месяца можно убить, после чего запустить по новой, заплатив только за тот месяц, когда сервер был запущен. На Hacker News идее порадовались, но затем заметили в условиях пользования сервисом кучу оговорок касательно “адекватного” использования дискового пространства, памяти и трафика, а самое главное – запрет (неясно, насколько эффективный) на cron-сервисы, что делает подобную машину не самой удобной, но за доллар можно рискнуть. Даже не будучи разработчиком, такой VPS-сервис можно использовать для:

Из прочитанного: The Organized Mind

The Organized Mind: Thinking Straight in the Age of Information Overload – попытка профессора из канадского университета МакГилл категоризировать различные системы организации труда и упорядочить информационную перегрузку сегодняшнего дня.

Первая часть посвящена небольшому историческому экскурсу – проблема избытка информации волновала как древних греков, так и философов средневековья. Рене Декарт в свое время подверг сомнению полезность книг как таковых, так как полезная информация в них перемешана с бесполезной, а процесс отсева зерен от плевел может занять всю жизнь. Автор посвящает одну главу описанию процесса работы мозга (дабы в дальнейшем термины типа гиппокампа не смущали читателя) и медленно, за руку, доводит читателя до вывода, что неорганизованному человеку никакие самобичевания и упражнения для развития мозга не помогут – мы действительно мало приспособлены для долгосрочного (да и кратко- под вопросом) хранения информации. Мы считаем память поврежденной, только когда видим человека с расстройством, болезнью или каким-то внешним фактором воздействия типа аварии либо электрошока, но на самом деле память нормального человека имеет свойство терять нужную информацию, сохранять одни, но не другие моменты, дорисовывать недостающие моменты и т.д.

Основные принципы организации раскрыты в пяти главах, составляющих вторую часть книги. Краткий дайджест правил:

  • “Не стоит прогибаться под изменчивый мир, пусть лучше он прогнется для нас”. Мы часто не можем найти ключи от машины, но всегда знаем, где машина. Наличие единственного и постоянного места для конкретного предмета – это первый и необходимый шаг к выработке привычки оставлять и находить конкретный предмет в одной и той же точке. Можно отмахиваться от всех этих вешалок для курток, полок для ключей, стационарных зарядок для телефонов как вещей ненужных, но при этом отдавать себе отчет в том, что каждая мысль типа “куда мне положить ключи” и “куда я вчера задевал ключи” создает дополнительную нагрузку на мозг. Нагрузку, которая прервет более глубокий мысленный процесс, либо же вытеснит из мозга другую мысль (“не забудь захватить зонтик”, “надо вернуть диск в прокат”, “в кладовке горит свет”). Наличие конкретных “мест” и визуальных напоминаний этих самых “мест” переводит заботу из сознательного в бессознательно.
  • В плане вещей, которые нужно не забыть сделать, записывать все на бумагу. Блокнот для этого подходит больше, чем мобильный телефон, так как его не надо включать, у него не умрет батарея, возможности визуального выделения приоритетов там никак не ограничены – можно поставить три восклицательных знака, обвести кружком, подчеркнуть несколько раз и т.д. Это в любом случае лучше, чем  мысль “да я запомню, чего там”, после чего мысли-“напоминалки” продолжают крутиться в голове, создавая психологическое напряжение, из-за которого человек всегда чувствует себя занятым.
  • Если какой-то проект займет меньше чем пять минут (позвонить, отослать электронную почту, забронировать), то лучше это сделать прямо на месте. Во-первых, это немного подбодрит канцелярно-учетную часть мозга, так как что-то за день уже сделано, а во-вторых, это одна лишняя мысль-“напоминалка”, которая теперь уже будет кружиться в голове, вытесняя другие.
  • В плане организации не бояться папок и яшиков стола с заголовком “Разное” или “Остальное”. Слишком многие системы для наведения порядка, будь то в виртуальном (папка “Мои документы”) или реальном (рабочий стол) сводятся на нет из-за того, что человек ощушает порыв энергии навести порядок и затем делает систему слишком строгой (“Финансовые операции с 1999 по 2006 гг.”) Если слишком много предметов (фотографий, файлов) попадают под категорию “Разное”, то пускай – по мере роста того ящика стола некоторые предметы начнут обретать тематичность, и их можно будет триумфально выделить в отдельный ящик. За это время вы наловчитесь пользоваться старыми категориями и ситуация, где к старым категориям (которые уже находятся на уровне подсознания) добавля

Компании через призму зубных щеток

The New York Times приводит интересную цитату из вокабуляра Google – является ли компания (которую предполагается купить) “зубной щеткой”? Пользуется ли человек ее услугами каждый день и если да, то облегчает ли она его жизнь? Характерная особенность поглощений таких компаний (и NYT приводит три примера – Apple и Beats, Facebook и Oculus VR, Google и Waze) – это пренебрежение финансовыми показателями компании и (как следствие) отказ от участия инвестиционных банкиров и брокеров в процессе покупки.

На этом фоне спросом пользуется теория и практика создания привычек на основе продукта, производимого компанией. Две неплохие книги, прочитанных в разные периоды за последние несколько месяцев, это

  • Hooked: How to Build Habit-Forming Products – как и следует из заголовка, исследует удачные продукты, которые входят в ежедневную рутину пользователей. Автор, Нир Эял, также поддерживает интересный блог, на основе которого и появилась книга. В основу формирования привычки Эял ставит создание триггера – использования события, которое точно произойдет в жизни пользователя, и использование его для напоминания о своем продукте. По аналогии с зубной щеткой, где практически каждый после пробуждения неизбежно идет в ванную и чистит зубы подобное постоянство сумели воспроизвести в своих мобильных приложениях, скажем, Facebook и Twitter, пользователи которых неизменно открывают эти приложения при наличии свободной минутки.
  • Contagious: Why Things Catch On преследует примерно ту же цель, что и предыдущая книга, но также включает анализ аспектов виральности. Почему некоторые видеоклипы на YouTube генерируют девяти- и десятизначное число просмотров, а другие прозябают на страничке своего создателя? Более того, почему некоторые клипы, до этого звезд с неба не хватающих, внезапно привлекают внимание миллионов, типа вот этого феномена? И почему этот феномен взлетел, а другие – нет? Автор – профессор маркетинга в Уортоне, поэтому в книге присутствует академический подход – попытка категоризации критериев, на основе которых в дальнейшем можно предсказать виральность и популярность контента. Вторая глава, что интересно, тоже посвящена триггерам.

Обе книги в целом используют ту же терминологию, что помогает, если читать одну за другой – не надо переключать внимание на освоение терминов. Книга Эяла заинтересует в основном менеджеров продукта ну и всех остальных, у кого в должности есть слово “продукт”. Бергер пишет свою книгу как маркетолог, т.е. подход больше с точки зрения манипуляции рынком на основе готового продукта, но в случае стартапов, где дизайном, разработкой и продвижением продуктов занимаются одни и те же люди, четкой черты “эту книгу должны читать менеджеры продуктов, а эту – отдел маркетинга” не проведешь.

Еще один интересный автор, который несколько раз публиковал свои статьи в блоге Нира Эяла – это Макс Оглес, готовящий на данный момент (surprise!) свою книгу. Его подход отличается от вышеперечисленных авторов – в своих статьях Оглес рассматривает аспекты самоулучшения через развитие новых привычек. Самый простой пример – заставить себя отжаться десять раз каждый раз, когда наливаешь новую чашку кофе. Секрет сохранения подобных привычек – это дальнейшая самомотивация, и многие статьи автора посвящены этому аспекту.