Заголовки последних дней

  • Стартап Ouya закроется, если не найдет покупателя. Проект делал микро-консоль на Андроиде, которая вошла в число успешных проектов, профинансированных на Kickstarter. В 2013 г. компания закрыла первый венчурный раунд, подняв $15 млн, которые теперь и пытается вернуть инвесторам путем продажи.
  • Стартап Circa закроется, если не найдет покупателя. Мобильное приложение старалось подобрать и обобщить интересные новости для пользователей мобильных устройств, но компании-разразботчику так и не удалось поднять следующий раунд.

Немного футуризма или самый крупный рынок для стартапов на сегодняшний день

Зарисовка New York Times касательно перипетий с установкой солнечных панелей на Гавайях, активного противодействия этому со стороны торговцев электричеством (которое на Гавайских островах из всех американских штатов является самым дорогим) и активное контр-лоббирование со стороны заинтересованных в солнечных панелях сторон (производители, установщики и просто рядовые граждане) указывает на следующий крупный рынок, на котором первопроходцы заработают не один миллион, и даже не миллиард. Дешевое хранение электричества и станет самой интересной сферой для инноваций. Следующий график от The Economist прозрачно намекает на долгосрочные тенденции в области выработки электроэнергии:

Подобных тенденций не ожидали даже игроки с возрастом – так в 2008 году калифорнийская Pacific Gas & Electric подписала контракт о поставке электричества с новым солнечным заводом Topaz Solar Farms, заложив в договор 20 центов за киловатт-час. И цена, и долгосрочность, и эффективность солнечных панелей в процессе запуска завода упали настолько, что себестоимость “Топаза” сегодня составляет примерно 5-6 центов. И это с солнечными панелями, которые можно купить сегодня. Периодически Sharp и пр. делают громкие заявления о доступности в их лабораториях экспонатов с еще большим уровнем эффективности и можно допустить такую ситуацию, где, грубо говоря, к 2050 г. цена производства киловатт-часа составит если не ноль, то нечто очень близкое к нему.

Что не решает проблему хранения. О ней сегодня в набат бьют представители электрохолдингов, ощутивщих на себе первые прелести перепроизводства:

In solar-rich areas of California and Arizona, as well as in Hawaii, all that solar-generated electricity flowing out of houses and into a power grid designed to carry it in the other direction has caused unanticipated voltage fluctuations that can overload circuits, burn lines and lead to brownouts or blackouts.

Но поскольку у них налицо глубокий конфликт интересов (помимо управления электросетями они еще и подторговывают киловаттами, полученными из своих источников), их аргументы пока тонут в (небезосновательных) обвинениях в коррупции и элементарной защите своих коммерческих интересов. За электричеством, впрочем, числится такая специфическая особенность – производить его человечество (т.е. владельцы солнечных панелей) любит в дневное время, а обильно потреблять как раз в ночное.

Rooftop solar makes far more power than any other single source, said Colton Ching, vice president for energy delivery at Hawaiian Electric, but the utility can neither control nor predict the output.

Приближение к нулю как стоимости производства (что происходит уже сегодня), так и хранения (над чем осталось поработать) также не оставляет шансов для источников, альтернативных солнечным панелям или ветрякам. Спрос на них, безусловно, не будет нулевым, так как всегда будет географическая зона, которой крупно не повезло либо в плане солнца, либо в плане ветра, либо в плане доступного места для панелей или ветряков, но в какой-то момент самым экономически эффективным использованием угля или, скажем, дизеля, будет погрузка на вагон батарей, которые зарядили дешевой солнечной энергией где-то южнее, и теперь везут к месту потребления.

ASU и edX выкладывают в онлайн первый курс университета

Партнерский проект между университетом штата Аризона и онлайн-порталом edX показывает потенциальное будущее высшего образования. Классы выкладываются в онлайн-режим практически бесплатно (edX требует $45 за официальную запись на курсы), дабы убить в потенциальном студенте последние сомнения касательно эффективности продаваемого продукта. После прослушивания курса студенту будет предложено сдать экзамен, и уже в случае успешной сдачи заплатить университету за перевод из категории “прослушал курс в онлайне и сдал экзамен” в категорию “получил оценку в университете с полной аккредитацией”. Тот, кто наберет 200 кредитных часов и заплатит за них примерно $24 в час (конкретная стоимость зависит от курса), официально закончит первый курс в Аризонском университете и сможет поступить на второй (который уже преподается в оффлайновом режиме).

Университет находится далеко за пределами всяких первых десяток рейтингов, звезд с неба не хватает, огромных фондов, подаренных выпускниками, в запасе не имеет, и в итоге больше остальных готов к активному сотрудничеству с потенциальными студентами в интернете, многие из которых в Аризоне ни разу и не были. В прошлом году ASU уже запустил пилотный проект с компанией Starbucks, сотрудники которой получили доступ к определенному набору курсов за счет своего работодателя. В отличие от других онлайн-порталов, типа Coursera, Udemy, Udacity, iVersity и пр., ASU аккредитован соответствующими структурами, что позволяет курсам, пройденным в его рамках, быть засчитанными в других северо-американских университетах.

Несколько моментов из жизни музыкальной индустрии

Объемы глобальных продаж с учетом инфляции:

Распределение доходов между физическими носителями, загрузками (одноразовыми) и подписками (ежемесячными):

Соотношение продаж на физических и цифровых носителях:

image

Что несет в себе невероятно высокая оценка стартапа

Не проходит и дня без новости об очередном стартапе, поднявшем раунд при оценке в $1 миллиард и выше. Финансовая пресса обычно концентрирует свое внимание на нулях после долларового знака, инвесторы же, собаку съевшие на рынке стартапов, знают что к чему.

Выбирая между двумя предложениями – одним с нормальными положениями, но низкой оценкой, а другим с завышенной оценкой, но рядом специальных условий, некоторые основатели делают ставку на второй вариант:

Their founder had two term sheets to choose from. One was a “clean” term sheet with no preferences beyond the norm and a barely sub-billion-dollar valuation. The other granted the magical, in the founders’ but not investors’ minds, $1 billion valuation in exchange for a set of onerous preferences. The founder chose the latter.

Какие такие специальные условия может запросить инвестор, готовый платить больше?

  • Агрессивные преференции при ликвидации компании. Большинство крупных раундов для защиты инвесторских интересов содержат преференцию в 1х – если вклад инвестора составляет $5 млн, и компания в будущем продастся либо выпустит свои акции в публичный оборот, то инвестор сперва желает получить $5 млн по своим акциям, а уж затем поделить остаток денег между держателями менее привилегированных и простых акций. Это приводит к ситуации, где в случае продажи компании по цене, ниже чем все поднятые раунды, простые акции основателей и сотрудников приравнены к нулю, а полученные деньги распределяются между инвесторами в порядке их преференций. Инвестор, готовый платить больше, может потребовать уровня преференций и 1,5х, и 2х, и выше.
  • Компенсацию в случае заниженной оценки при выходе. Компания просто соглашается компенсировать инвестора в случае, если его пакет акций потеряет в цене. Та же агрессивная преференция, вид сбоку. Box пообещал своим последним частным инвесторам – Coatue и TPG – возместить разницу между их оценкой и оценкой публичного рынка новыми акциями. При выходе на IPO цена за акцию была установлена на уровне, более низком, чем цена, обещанная инвесторам, и печатный станок простых акций запустился:
    • So if Box priced at $22.22 or above, the Series F shareholders wouldn’t receive any additional shares from their preference for the shares they paid $20 thereby locking in a 10 percent profit plus all upside above $22.22. But Box priced at $14, triggering the preference and ever Series F share converted into 1.587 shares of public common, versus the one-to-one conversion they would have achieved at a $22.22 price, and further diluted the shareholder base.
  • Дивиденды, которые подлежат оплате при выходе. На третьей странице пакета документов раунда Houzz (оценка тоже зашла за $2,3 млрд) присутствует следующее положение:
    image
    Инвестору полагаются ежегодные дивиденды в установленном раундом размерах. Понятно, что доить технологический стартап на только что поднятые деньги никто не собирается, да и венчурные инвесторы редко интересуются акциями, готовыми платить стабильный, пускай и маленький, дивиденд. Подобные дивиденды чаще всего конвертируются в акции аналогичного класса в момент покупки компании либо выхода на биржу, что снова-таки означает довыпуск акций и снижение доли участия в компании всех, кроме инвестора, которому эти акции передаются.

Желание заработать своей компании более высокую оценку можно понять. Вступление в клуб автоматом повышает коэффициент цитирования в прессе, привлекает как потенциальных сотрудников, так и клиентов, а также будущих инвесторов. Для стартапов в enterprise-сфере это возможность доказать своим потенциальным клиентам, что у компании есть фундамент, и она не закроется сразу же после продажи контракта на обслуживание.

Поскольку некоторые молодые компании, оцененные частными инвесторами в миллиард и выше, уже успели стать достоянием общественности через первичную эмиссию акций на биржах, Pando предлагает посмотреть на общие тенденции:

In the first three months of 2015, Box is the only unicorn to IPO. And after coming out like gangbusters, the company has not sustained its initial breakout performance on the public market. As of midday, Box’s stock price has dropped nearly 30 percent from a high of $24.73.

Some of the other big names to IPO at the end of last year, including many former unicorns, are trending down since the start of the year, according to data from Seeking Alpha: Alibaba is down 18.6 percent, Hortonworks is down 8.4 percent, New Relic is down 11 percent, and Lending Club is down 27.6 percent since the start of 2015.

Oddly, the less-hyped Boston IPOs from the second half of last year are all doing comparatively well on the public market: HubSpot is up 15.8 percent in 2015, while the stock prices of CyberArk (+49.4% YTD) and pre-IPO unicorn Wayfair (+64.3% YTD) are two of the better performing tech stocks of last year’s IPO class.