Из прочитанного: How Paris Became Paris

Исторический экскурс в историю парижской архитектуры с подробным обсуждением первоначальной задумки автора (чаще всего – некий монарх), исполнением (чаще всего – городской архитектор плюс частные застройщики, которые в обмен на риск получали возможность поучаствовать в прибылях) и влиянием архитектурных изменений на социум. Такие книги обычно пишутся в рамках исторической монографии либо диссертации по принципу “скорей бы отписаться и забыть этот кошмар” и получаются двух сортов:

  • за основу берутся личности, после чего получаем ворох энциклопедических сведений типа “архитектор Х построил энту штуковину, после чего получил контракт на другой проект, после чего использовал идеи этого проекта в другой своей штуковине, что можно видеть на рисунке”
  • за основу берутся исторические точки, после чего получаем нудный путеводитель по городу “а теперь перейдем к точке А, построена в энном году энным королем, справа от нее мы видим точку Б, построенную в энном году при власти другого короля”

Джоан ДеДжин хоть и профессор, но сумела организовать книгу весьма занятно для (казалось бы) сухой темы. Получился слегка путеводитель по известным местам Парижа, слегка учебник по функциональному городскому планированию и слегка дискурс на тему влияния дизайна и архитектуры на структуру и поведение общества. В процессе чтения понимаешь, насколько многим вещам, обыденным сегодня, мы обязаны французским монархам и городским архитекторам Парижа:

  • Это был одним из первых мировых городов, оптимизированных под прогулки улицами. Этим объясняется его паутинная карта и вымощенные пешеходные улицы, качество которых стало идеей фикс одного из монархов.
  • Как результат, Париж стал месторождением первого путеводителя – город перестал быть еще одной точкой по пути куда-то. Париж ввел в лексикон такое понятие как “точка назначения”.
  • Задачей городских строителей на первых порах (когда здания и кварталы можно было беспрепятственно сносить и застраивать) стала максимальная скорость передвижения по городу (эту бы информацию да планировщикам Лос-Анджелеса или Сан-Хосе)
  • Pont Neuf стал революционным проектом сразу в нескольких направлениях:
    • он был одним из первых масштабных мостов в европейских городах, не застроенный по обе стороны домами (из-за чего стал весьма дорогим для казны, так как традиционно купленные под дома участки и оплачивали постройку моста).
    • в нем впервые появились “балкончики”, которые ввели в обиход такой феномен как любование рекой. До этого в европейских городах река была полезна в основном для организации грузовых потоков и слива нечистот.
    • поскольку с моста открывался вид на Сену, а балкончики во всех картинах того периода было заполнены людьми, архитекторы озаботились внешним видом зданий, которые просматривались с моста, делая речную сторону парадной, а не служебной.
    • архитектор запланировал специальную зону для прогулок, которую сделали слегка выше, чем пригодная для карет дорожная зона. Появляются понятия тротуара и бордюра.
    • для высшего слоя общества появилась возможность “других посмотреть и себя показать” за пределами балов и официальных приемов. Как результат Париж получил значительное экономическое преимущество в плане текстильного производства и стал достойным конкурентом за титул “законодателя мод”, который до этого принадлежал итальянцам.

Pont Neuf at Sunset.jpg

Pont Neuf at Sunset” by Steve from washington, dc, usa – the pont neuf glowing at sunset. Licensed under CC BY-SA 2.0 via Commons.

  • Place des Vosges является первым в Европе архитектурным проектом, где масштабная площадь строилась не под кафедральный собор, а для прогулок и проведения свободного времени.  Весьма авангардная для того времени идея четвертого Генриха.
  • Финансовые особенности застройки Place des Vosges (аристократам, банкирам и просто финансовым спекулянтам выделялось место при условии строительства либо жилого дома, либо текстильной мануфактуры) привели к появлению первой в Европе “террасной” застройки, где городский архитектор предоставляет единый стиль внешнего вида дома, оставляя на усмотрение застройщика внутренние детали.


Paris-place-des-vosges“. Licensed under CC BY-SA 2.5 via Commons.

  • Наличие в центре города свободного места для прогулок горожан было настолько радикальной идеей, что именно с этой точки Петр Первый начал изучение парижской архитектуры, а испанский монарх Филип Третьий, приглашенный на открытие площади (и свадьбу французского принца, к которому и была приурочена Place Royale) через некоторое время затеет в Мадриде вот такой похожий проект (куча места, террасная застройка)


Plaza Mayor 3 lados pano cilindrica” by DonPaoloOwn work. Licensed under CC BY-SA 3.0 via Commons.

  • Jardin des Tuileries продолжает серию уникальных идей для городской архитектуры, и становится первым в Европе садом, в котором появляются скамейки (до этого по городским садам только гуляли). Их наличие, по утверждению автора, привело к двум неожиданным культурным нюансам – одной из самых продаваемых книг в Париже стал учебник по этикету (понятие до сих пор не особо изученное), где объяснялось, скажем, как себя вести девушке если ее собеседница присела на скамейку (тоже присесть), и появлению такого понятия как мода, где гуляющие вечерами представительницы среднего и низшего класса могли созерцать разодетых представительниц высшего класса и копировать их ансамль  в надежде сойти за аристократку.
  • Париж был первым городом, заполучившим центральное освещение улиц, из-за чего заполучил титул города света. Установке фонарей на бульварах и широких улицах города предшествовал стартап “убер для факельщиков”, где за энное количество су можно было взять в аренду проводника с горящим факелом.
  • Париж также стал первопроходцем в плане общественного транспорта, запустив еще в 17 веке систему омнибусов – запряженных тележек, следующих по четко установленным маршрутам. Здесь, пусть и при другом монархе, преследовалась все та же цель, что и при начальной застройке города – высокая скорость передвижения по городу способствовала бизнесу и коммерции, итого поступлениям в казну.
  • Париж также первым вводит городскую почту. До этого почтовые услуги предоставлялись между городами, а в случае необходимости отослать корреспонденцию кому-то в рамках города большинство контор использовало курьеров.

Автор делает следующее утверждение – наличие больших пешеходных зон делает обителей более дружелюбными и толерантными друг к другу, так как в процессе прогулок каждый неизменно сталкивается с сотнями и тысячами горожан, подсознательно усваивая, что “все мы примерно одинаковые”. Жители большого города с крупными пешеходными зонами будут добрее, вежливее и учтивее, чем жители мелких городков без пешеходных зон, где и соседа своего в лицо не знаешь.

Еще один тезис на примере Парижа – город с высокой скоростью передвижения по нему будет более благополучен, чем город с низкой скоростью. Куча вспомогательных сервисов (почта, доставка, торговля) получают толчок при ускорении передвижения по городу.

В процессе чтения поражаешься, насколько интенсивной в плане изобретений и городского планирования была Франция 17-го и 18-го века по сравнению с сегодняшней репутацией обители консерватизма и отвращения к новому бизнесу.

Книга не сказать чтобы организована как-то легко – первые три главы читаются легко и посвящены географическим точкам: Pont Neuf, Place des Vosges, Ile Saint-Louis. Потом идет отступление и подробной рассказ о фронде – анализ влияния городской архитектуры на скорость распространения информации, авангардное тогда использование листовок и пр. После чего мы снова уходим в городское планирование – следующий монарх расширяет улицы, строит известные французские бульвары, сносит оборонительные сооружения по периметру города, внедряет освещение, конные повозки, городскую почту и пр. Три заключительные главы анализируют влияние архитектуры и городского планирования на моду, банковское дело (Париж тогда отобрал майку лидера в финансовом секторе у Лиона) и романтизм.

Первые три главы заходят легко, в аналитических главах приходится себя толкать со страницы на страницу – автор периодически повторяется, периодически вводит новые имена без нужного контекста (одним Людовикам и Генрихам можно счет потерять), периодически вставляет обильные цитаты из первоисточников. Но в целом читабельно. Посетителям Парижа в первый раз книга вряд ли покажется интересной, а читателям, кто там часто бывает, либо вооbще живет, может быть весьма интересно, так как раскрываются не просто факты, а исторические предпосылки некоторых архитектурных особенностей города.