О некоторых особенностях ценообразования на рынке металлов и энергоносителей

Все прогнозы о состоянии дел на нефтяном рынке непременно долгосрочны. Типа вот этот – рост сланцевой нефти в США, месторождений в Канаде и Мексике, а также переход на альтернативные виды топлива снизил глобальный спрос на нефть. И типа так будет всегда.

Хотя еще год назад стабильный рост китайской экономики и рос автомобилизации таких рынков как КНР и Индия стал объяснением новых рекордов на рынке. И тому было объяснение – типа спрос превышает предложение, но спрос – это хорошо, так как означает рост экономики, поэтому по мере роста мировых экономик цена на нефть будет только расти. И так будет всегда, так как китайцы с их высокой автомобилизацией и спросом – куда они денутся?

Между тем, еще в 2010 г. Мэтт Таиби, один из лучших журналистов современности в расследовании причин кризиса на рынке недвижимости 2008 г. в своем описании Goldman Sachs упоминает следующее:

But it wasn’t the consumption of real oil that was driving up prices — it was the trade in paper oil. By the summer of 2008, in fact, commodities speculators had bought and stockpiled enough oil futures to fill 1.1 billion barrels of crude, which meant that speculators owned more future oil on paper than there was real, physical oil stored in all of the country’s commercial storage tanks and the Strategic Petroleum Reserve combined. It was a repeat of both the Internet craze and the housing bubble, when Wall Street jacked up present-day profits by selling suckers shares of a fictional fantasy future of endlessly rising prices.

In what was by now a painfully familiar pattern, the oil-commodities melon hit the pavement hard in the summer of 2008, causing a massive loss of wealth; crude prices plunged from $147 to $33.

Уже не так давно, в августе этого года, вестник алюминиевой индустрии радуется здоровому росту спроса на алюминий и новому ценовому рекорду. Ну и типа ждать снова долгосрочного эффекта, так как цены отражают спрос со стороны китайцев, а китайцы покупают все больше всяких алюминиевосодержащих товаров.

Через пару месяцев под расследование Сената США попадает Goldman Sachs (тенденция, однако) и сенаторам показывают следующую схему. Крупные торговцы алюминием предпочитают идти через биржу, биржа London Metal Exchange имеет ряд некоторых требований к складам, на которых хранится алюминий, предназначенный для коммерческой продажи, поэтому любой крупный производитель неизменно будет работать со складом, сертифицированным LME, а любой покупатель будет стараться купить крупную партию именно с такого склада. Компания Metro International Trade Services владеет рядом таких складов, но из всех складовщиков MITS уверенно занимает последнюю ступеньку по уровню обслуживания – забрать свой алюминий от MITS можно только заполнив заявку и став в очередь на два года вперед.

В чем секрет успеха компании? MITS платит сторонам-участникам за использование их складов и подобные сроки оговорены в контрактах. Как можно делать деньги на складах, если платить клиентам, а не наоборот? Владельцем MITS, как уже можно догадаться, является Goldman Sachs, основной бизнес которой лежит вовсе не в складах, а в опционах и фьючерсах на алюминий. Которые всегда можно подогнать под собственные нужды, когда под рукой такой надежный партнер как MITS. Долгосрочный спрос со стороны Китая является причиной роста цен на алюминий?

Because customers couldn’t get aluminum out of Metro’s warehouses, there was a shortage of aluminum and the price went up. This story is exactly false: There was a glut of aluminum, and the price went down… The red line, on the other hand, is the premium over the LME price that you pay to get actual aluminum actually delivered to you in the Midwest — basically, the price you pay to get aluminum today instead of when it comes out of a Metro LME warehouse in two years. That premium was going up, because LME aluminum became less valuable relative to actual aluminum, because it took so much longer to get.